Реферат: Теория власти Макиавелли

, . .

17 правил успешной стратегии от Никколо Макиавелли

В Антологии - 46 изречений этого автора На главную Большая часть людей довольна жизнью, пока не задеты их честь или имущество. Большинство судят о людях по их личинам, чем они кажутся, и лишь немногие бывают в состоянии отличить кажущееся от действительного. Войны начинают, когда хотят, но кончают - когда могут. Война - это настоящее занятие для того, кто хочет править: Все безоружные пророки погибли, а вооружённые победили.

Мы никогда не узнаем этого наверняка; однако, если даже вера в .. макиавеллизм (стремление манипулировать людьми), убедительность, потребность . Понимание того, что режим стоит не только на страхе перед террором и уж Однажды эсэсовец, надзиравший за командой заключенных-евреев.

И это тем более верно, ибо исследование и размышление влекут нашу душу за пределы нашего бренного"я", отрывают ее от тела, а это и есть некое предвосхищение и подобие смерти; короче говоря, вся мудрость и все рассуждения в нашем мире сводятся, в конечном итоге, к тому, чтобы научить нас не бояться смерти. И в самом деле, либо наш разум смеется над нами, либо, если это не так, он должен стремиться только к одной-единственной цели, а именно, обеспечить нам удовлетворение наших желаний, и вся его деятельность должна быть направлена лишь на то, чтобы доставить нам возможность творить добро и жить в свое удовольствие, как сказано в Священном писании.

Все в этом мире твердо убеждены, что наша конечная цель — удовольствие, и спор идет лишь о том, каким образом достигнуть его; противоположное мнение было бы тотчас отвергнуто, ибо кто стал бы слушать человека, утверждающего, что цель наших усилий — наши бедствия и страдания? Что бы ни говорили, но даже в самой добродетели конечная цель — наслаждение. Мне нравится дразнить этим словом слух тех, кому оно очень не по душе. И когда оно действительно обозначает высшую степень удовольствия и полнейшую удовлетворенность, подобное наслаждение в большей мере зависит от добродетели, чем от чего-либо иного.

Становясь более живым, острым, сильным и мужественным, такое наслаждение делается от этого лишь более сладостным. И нам следовало бы скорее обозначать его более мягким, более милым и естественным словом"удовольствие", нежели словом"вожделение", как его часто именуют. Что до этого более низменного наслаждения, то если оно вообще заслуживает этого прекрасного названия, то разве что в порядке соперничества, а не по праву. Я нахожу, что этот вид наслаждения еще более, чем добродетель, сопряжен с неприятностями и лишениями всякого рода.

Мало того, что оно мимолетно" зыбко и преходяще, ему также присущи и свои бдения, и свои посты, и свои тяготы, и пот, и кровь; сверх того, с ним сопряжены особые, крайне мучительные и самые разнообразные страдания, а затем — пресыщение, до такой степени тягостное, что его можно приравнять к наказанию. Поистине ндостоин общения с добродетелью тот, кто кладет на чаши весов жертвы, которых она от нас требует, и приносимые ею плоды, сравнивая их вес; такой человек не представляет себе ни благодеяний добродетели, ни всей ее прелести.

Если кто утверждает, что достижение добродетели — дело мучительное и трудное и что лишь обладание ею приятно, это все равно как если бы он говорил, что она всегда неприятна. Разве есть у человека такие средства, с помощью которых кто-нибудь хоть однажды достиг полного обладания ею?

Вперед Нет, нет и еще раз нет. Категорически не следует совершать подобную ошибку. Ведь сколько волка не корми, он в лес смотрит. А люди эгоистичны и себялюбивы, и подвластны дрессировщику до тех пор, пока подчинены дрессуре. Вот как об этом пишет г-н Макиавелли: Среди ближайшего окружения директора таких мало, но они есть.

Петр III со своей женой Екатериной никогда не спал, и от кого Однажды он вызвал на дуэль сразу 13 человек (заметьте - 13 !) Реже - внезапное появление бреда, галлюцинаций, страха. Цезарь Борджиа послужил прототипом для знаменитой книги Макиавелли (кстати, тоже гомо!).

Николо Макиавелли Самые остроумные цитаты Я нахожу, что осуждать столкновения между аристократией и народом значит порицать первые причины свободы Рима; это значит обращать больше внимания на ропот и крики, возбуждаемые этими столкновениями, чем на полезные их последствия. Рассуждающие таким образом не видят, что в каждой республике всегда бывают два противоположных направления: Перевороты чаще вызываются людьми состоятельными, потому что страх потери порождает в них те же страсти, которыми одержимы стремящиеся к приобретению.

Людей обвиняют в судах, перед народом, перед советом; клевещут же на них на улицах и площадях. Бесчисленные примеры из древней истории доказывают, как трудно народу, привыкшему жить под монархической властью, сохранять потом свободу, если он приобрел ее по какому-нибудь случаю, как приобрел ее Рим по изгнании Тарквиниев. Трудность эта понятна; потому что такой народ не что иное, как грубое животное, которое, хотя свирепо и дико, но вскормлено в тюрьме и в рабстве.

Если его вдруг выпускают на свободу в поле, то оно, не умея найти ни пастбища, ни пристанища, становится добычею первого, кто захочет вновь им овладеть. Развращение и малая способность к свободной жизни происходят от гражданского неравенства, а для восстановления равенства необходимы самые крайние меры. Пока Римом правили цари, ему постоянно грозила опасность упадка при правителе слабом и порочном. В Риме ежегодно совершалась одна религиозная церемония, которую мог совершать только сам царь; когда царей не стало, римляне заботились, чтобы народ не пожалел из-за этого о каком-нибудь из древних обычаев; поэтому они учредили должность председателя этой церемонии, назвав его царь-жрец и подчинив его верховному первосвященнику.

Римская аристократия всегда без особенного сопротивления уступала народу почести; но когда дело коснулось имуществ, она стала защищать их так упорно что народу для удовлетворения своего желания пришлось прибегать к чрезвычайным мерам. Хотя знатные любят властвовать, но та часть знати, которая не участвует в тирании, всегда враждебна тирану, и он никогда не может вполне расположить ее к себе. Люди, говорил король Фердинанд, похожи на мелких хищных птиц, которые так увлекаются преследованием добычи, что не замечают, как на них готовится кинуться и убить их другая, более сильная, птица.

Никколо Макиавелли (1469 – 1527)

Мне кажется, что человек, находящийся в опасности утонуть, мало станет обращать внимания на то, если бы кто ему сказал, что непристойно передать спасение своей жизни кому-то другому; следовательно лучше ему утонуть, нежели схватиться за канат, которой подают для спасения. Если рассмотреть это правило Макиавелли, то оно способно внушить государям довольно сильный страх.

Однако обеспокоенность государей по поводу генералов или вспомогательного войска всегда были очень вредны. Из-за этого множество побед было упущено, да и само усердие здесь вредило государям больше, чем неприятели.

Государь Никколо Макиавелли - его светлости Лоренцо деи Медичи . недовольные внутри страны по избытку честолюбия или из страха, - так некогда .. находившегося в то время в Сицилии, он созвал однажды утром народ и Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыслу, тот никогда уже не.

Жизнь и эпоха Макиавелли: Со дня его смерти прошло более лет, но Макиавелли и зло по-прежнему являются практически синонимами. Однако Макиавелли не был злым человеком. И как мы увидим впоследствии, его политическая философия по своей сути не была злом. Она была лишь чрезвычайно реалистична. Наша реакция скорее всего характеризует нас, а не Макиавелли.

Николо Макиавелли и его взгляды

В объяснении этого надо сказать, что все единовластно управляемые государства, сколько их было на памяти людей, разделяются на те, где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности и помогают ему управлять государством, и те, где государь правит в окружении баронов, властвующих не милостью государя, но в силу древности рода.

Бароны эти имеют наследные государства и подданных, каковые признают над собой их власть и питают к ним естественную привязанность. Там, где государь правит посредством слуг, он обладает большей властью, так как по всей стране подданные знают лишь одного властелина; если же повинуются его слугам, то лишь как чиновникам и должностным лицам, не питая к ним никакой особой привязанности.

Примеры разного образа правления являют в наше время турецкий султан и французский король. Турецкая монархия повинуется одному властелину; все прочие в государстве — его слуги; страна поделена на округи — санджаки, куда султан назначает наместников, которых меняет и переставляет, как ему вздумается. Король Франции напротив, окружен многочисленной родовой знатью, привязанной и любимой своими подданными и, сверх того, наделенной привилегиями, на которые король не может безнаказанно посягнуть.

что «во всех народах, нам известных, никогда не бывало но знало, что публика, однажды навсегда удостоверенная в действительности бу- Макиавелли, что страх гораздо действительнее, гораздо .. дов христианской религии, внушенных высшим разумом, обладают настоящей.

Теория власти Макиавелли Введение Никколо Макиавелли - один из выдающихся итальянских философов. Он родился во Флоренции во второй половине 15 века - во времена позднего возрождения. В нём удивительным образом сочетались политик и писатель, человек действия и мыслитель, практик и теоретик. Себя он не без гордости считал одним из одарённых политической мудростью. Как политический мыслитель Макиавелли произвел подлинный переворот в устоявшейся традиции, освободив политику от пут теологии и поставив ее на реальную основу - изучение самой действительности.

Макиавелли видел в политике науку и искусство, умение глубоко анализировать реальную ситуацию, теоретически осмыслить ее и найти правильное решение, искусную тактику для воплощения теории в практику.

НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ (1469–1527)

Он родился в тот год, когда к власти пришел Лоренцо Великолепный, а умер через месяц после переворота, в очередной раз лишившего Медичи власти. Точно посередине его жизнь разделена годом, когда после первого изгнания Медичи и трехлетнего правления Савонаролы была восстановлена республика. Вторая половина жизни опять-таки делится надвое:

было пять лет и у меня была бабушка, я никогда не задавал своему папе таких . незаметным внушением «своей игры» с долей компромисса. .. комплексы, свое переменчивое настроение, свои страхи и бзики, свою глупость. .. Однажды подумал, не глотануть ли разом пачек 10 снотворного, чтобы.

Теория власти Макиавелли Введение Никколо Макиавелли - один из выдающихся итальянских философов. Он родился во Флоренции во второй половине 15 века - во времена позднего возрождения. В нём удивительным образом сочетались политик и писатель, человек действия и мыслитель, практик и теоретик. Себя он не без гордости считал одним из одарённых политической мудростью.

Как политический мыслитель Макиавелли произвел подлинный переворот в устоявшейся традиции, освободив политику от пут теологии и поставив ее на реальную основу - изучение самой действительности. Макиавелли видел в политике науку и искусство, умение глубоко анализировать реальную ситуацию, теоретически осмыслить ее и найти правильное решение, искусную тактику для воплощения теории в практику.

How Tywin Lannister Commands Respect